a.t.Legal a.t.Legal
Обратный звонок
RU

Николай Титов, адвокат, основатель юридической компании a.t.Legal о том, в каких случаях руководитель должен отвечать по долгам компании, которая ликвидирована без банкротства. Редакция Коммерсантъ обратилась к эксперту для оценки дела о субсидиарной ответственности за неподачу заявления о банкротстве владельца компании. Адвокат дает развернутые комментарии о подобных делах в судебной практике и повлияет ли позиция Верховного Суда Российской Федерации на практику по таким делам. Также эксперт рассмотрел доводы первой инстанции, апелляции и кассации и проанализировал -какие будут определяющие факторы при рассмотрении настоящего дела в судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ? 

В настоящее время судебная практика о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности в делах о банкротстве юридических лиц идет по пути расширительного толкования понятия «контролирующее должника лицо», а также расширения круга действий (бездействия) контролирующих лиц, которые могут послужить основанием их привлечения к субсидиарной ответственности. По этой причине успешно осуществлять судебную защиту привлекаемых к ответственности лиц становится все сложнее. На текущий момент таких дел рассмотрено достаточно, в том числе и в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации (далее – ВС РФ). В качестве примера можно привести определение ВС РФ от 6 августа 2018 г. № 308-ЭС17-6757 по делу № А22-941/2006 о банкротстве общества с ограниченной ответственностью «Дальняя Степь». При рассмотрении указанного дела в качестве обстоятельств, достаточных для вывода о наличии контроля над должником со стороны соответчика ООО «Эйч-эс-би-си Банк (РР)», судами было принято во внимание размещение всех денежных средств должника в ООО «Эйч-эс-би-си Банк (РР)», что позволяло Банку владеть ими, а значит, осуществлять прямой контроль, скрытый на первый взгляд ввиду отсутствия прямых корпоративных связей, а также направление деятельности Банка преимущественно на оказание услуг компаниям, входившим в состав Фонда Эрмитаж, акционерам. Представляется, что перечисленные обстоятельства если и указывают на подконтрольность должника банку, в котором ему были открыты счета, то весьма косвенно. 

В свою очередь, определение ВС РФ от 06 июля 2020 г. № 307-ЭС20-180 по делу № А21-15124/2018 может очертить пределы судейского усмотрения, выход за которые может повлечь отмену судебных актов по делам о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц. В рамках указанного дела бывшего генерального директора привлекли к субсидиарной ответственности по долгам общества, исключенного из Единого государственного реестра юридических лиц как недействующее юридическое лицо по решению регистрирующего органа. Логика истца была следующей: действия генерального директора, допустившего ситуацию, при которой общество не вело хозяйственную деятельность, не сдавало отчетность, предусмотренную законодательством о налогах и сборах, не осуществляло операций по банковскому счету, привели к прекращению деятельности организации в административном порядке. Кроме того, исполнительный орган не исполнил обязанности по подаче в суд заявления о признании должника банкротом. 

Как видно из текста определения ВС РФ № 307-ЭС20-180, суд первой инстанции исходил из недоказанности того, что невозможность погашения задолженности перед истцом явилась следствием недобросовестных и/или неразумных действий ответчика, уклонявшегося от погашения задолженности, скрывавшего имущество должника, и отказал в иске. 

Отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя заявленные требования, суд апелляционной инстанции, с выводами которого согласился суд округа, исходил из того, что невозможность исполнения обязательств общества перед компанией возникла по вине ответчика, так как руководитель общества не исполнил установленную законом обязанность по обращению в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника. При этом в рамках дела о банкротстве была бы проверена возможность ведения банкротства и изыскания средств для расчетов с кредитором. 

Выводы суда первой инстанции заслуживают внимания. Однако достаточно убедительной выглядит и позиция вышестоящих судов, состоящая в том, что при наличии достаточных оснований (непогашенная задолженность общества) исполнительный орган должен был обратиться в суд с заявлением о признании должника банкротом. В противном случае он должен быть привлечен к субсидиарной ответственности ввиду прямого указания статьи 61.12. Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – закон о банкротстве). Вместе с тем очевидно, что судья ВС РФ, передавший дело на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам, с выводами судов апелляционной и кассационной инстанций не согласился. По приведенным причинам предсказать исход дела на данный момент достаточно сложно. 

То обстоятельство, что в отношении бывшего генерального директора была инициирована процедура банкротства физического лица, равно как и отсутствие средств на финансирование банкротства возглавляемого им общества на наш взгляд не влияет на его обязанность обратиться в суд с заявлением о банкротстве общества, установленную императивной нормой статьи 61.12. закона о банкротстве. Эти вопросы между собой не связаны. Полагаем, что если бы ответчик исполнил свою обязанность и своевременно обратился в суд с заявлением о банкротстве общества, пусть даже впоследствии эта процедура была прекращена по причине отсутствия финансирования, перечисленных проблем у него не возникло бы. 

Представляется, что при рассмотрении настоящего дела в судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ определяющими факторами будут являться: 

- наличие у общества подтвержденного судебным решением непогашенного долга перед кредитором; 

- неисполнение генеральным директором обязанности по подаче заявления о банкротстве общества; 

- исключение общества из реестра юридических лиц по решению регистрирующего органа; 

- причинная связь между неподачей в суд заявления о банкротстве общества, его исключением из реестра юридических лиц, и наступлением убытков у кредитора, которые кроме бывшего генерального директора попросту не с кого взыскивать. 

Какие обстоятельства из перечисленных высший суд посчитает принципиально важными, а какие не имеющими правового значения, будет видно из судебного акта Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ.

Более подробно ознакомиться с вышеуказанным прецедентом Вы можете ознакомиться в публикации на портале Издательского дома КоммерсантЪ.

Другие новости
АРЕНДОДАТЕЛЬ ЗАВЫСИЛ СТАВКУ АРЕНДНОЙ ПЛАТЫ. КАК ЮРИДИЧЕСКИ ГРАМОТНО ОСПОРИТЬ ЭТО РЕШЕНИЕ? БЮЛЛЕТЕНЬ РЫНКА НЕДВИЖИМОСТИ.

Олег Мамонт, руководитель направления Юридической компании a.t.Legal Если арендатором получено уведомление от арендодателя о повышении арендной платы, то в первую очередь необходимо еще раз внимательно ознакомиться с положениями заключенного договора аренды, условиями его изменении, основаниями для

ФАКТИЧЕСКИ НЕ ПОСТРАДАВШИЕ. ВЕРХОВНЫЙ СУД ФОРМАЛИЗОВАЛ ПОДХОД К БАНКРОТНОМУ МОРАТОРИЮ

Александр Павловский, партнер a.t.Legal прокомментировал определение по делу №А41-14035/2020, которое Верховный Суд РФ вынес 15 апреля 2021 года, имеющее важное значение для правоприменительной практики, связанной с применением моратория на банкротство. Источник

КОММЕРСАНТЪ. АПТЕЧНЫЕ СЕТИ ОТКАЗЫВАЮТСЯ ОТ ТОРГОВЛИ ФЕНАЗЕПАМОМ ПОСЛЕ УЖЕСТОЧЕНИЯ МИНЗДРАВОМ ТРЕБОВАНИЯ К ЕГО РЕАЛИЗАЦИИ ПРОДАВАТЬ ПРЕПАРАТ МОГУТ ТОЛЬКО 10% ВСЕХ АПТЕК В СТРАНЕ

Аптеки столкнулись с проблемами из-за феназепама, правила продажи которого были ужесточены в марте этого года. Аптеки не могут обеспечить его хранение по новым правилам, а производители отказываются принимать остатки, пишут «Коммерсантъ